Приемлема ли для нас идеология устойчивого развития?

Александр Махлаев: Проблему устойчивого роста актуализировали американские ученые из Массачусетского университета, имея в виду, что ресурсы Земли не безграничны, идет экспоненциальный рост населения.
Соответственно, нужно каким-то образом это регулировать, заниматься проблемой. Подобные мальтузианские взгляды до сих пор присутствуют. В конечном итоге эта дискуссия привела к тому, что в рамках деятельности ООН была принята концепция устойчивого роста. Под концепцией устойчивого развития понимается модель развития современного общества, в котором удовлетворение потребностей настоящего поколения и экспоненциальный рост населения не ставят под угрозу возможность для будущих поколений удовлетворять в полной мере свои собственные потребности. Это основной идеологический тренд, в рамках которого движется современная экономика. Естественно, Россия не может быть вне рамок этого тренда. Она его принимает для утверждения своих экономических парадигм, активно с ним работает. В определенном смысле это влияет на те позиции в области экономики, идеологии и строительства экономики, как таковой, которые являются вопросами, связанными именно с долгосрочным планированием. Одна из больших
основных проблем российской экономики – это именно отсутствие долгосрочного планирования.

Концепция устойчивого роста предлагает свой взгляд всему мировому сообществу, в том числе России. Надо сказать, что Россия достаточно
давно с этим взглядом согласилась. Один из первых документов на эту тему
«Основные положения государственной стратегии РФ по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития» был принят ещё в 1994
году. В дальнейшем были приняты многие другие документы. Как правило, эта концепция рассматривается исключительно с экологической точки зрения. Но на самом деле цели в области устойчивого развития более масштабны, сложны и охватывают практически все области нашей жизни, нашей экономики. Всего их на сегодняшний момент существует 17.

Одна из целей на сегодняшний момент оказывается наиболее политизированной и важной для дискуссии. Это вопрос, связанный с гендерным равенством. На сегодняшний момент вокруг него начинает разворачиваться серьезная политическая, и в конечном итоге экономическая дискуссия. Нужно сказать, что в том виде, в котором ООН предлагает эту концепцию, она исключительно либеральная. Из нее исключена семья как общественный институт. Защита прав женщин там достаточно хорошо расписана, особенно в плане вопросов, связанных с традиционными обществами, там где женщины действительно подвергаются репрессиям в области образования, экономики. По умолчанию предполагается, что в западном мире этот вопрос решен. Но возникает
вопрос, решен ли он на самом деле. Если мы посмотрим на ситуацию в западном обществе, никогда семья как общественный социальный институт не подвергалась такой мощной репрессивной атаке, особенно в экономическом
плане, как в нынешнее время. Например, конвенция 1993 года по биоэтике, которую на сегодняшний момент надо однозначно пересматривать по той
простой причине, что современные медицинские технологии уже позволяют практически выращивать детей в пробирке. Это очень большой бизнес. Возникает вопрос, будет ли этот бизнес отстаивать свои интересы. Естественно, будет. Но этот бизнес начинает менять саму структуру семьи, само положение семьи, отношение к семье. Та же самая ситуация с сексуальными роботами. Если мы возьмем ситуацию в Японии, это уже большой бизнес. Там виртуальные и прочие симуляторы, которые позволяют людям не создавать семьи или создавать виртуальные семьи, и тем самым создают совершенно другую социальную ситуацию. Это совершенно другая экономика, другой мир. К сожалению, в целях устойчивого развития этот вопрос не затронут никаким образом.

Россия и Евразийская комиссия в плане работы над целями устойчивого экономического развития нfходится в авангарде. Еще ни одно другое экономическое сообщество не ставило перед собой задач – выдать ООН собственный полноценный доклад о перспективах устойчивого развития
для экономического объединения. Но если мы посмотрим доклад, мы увидим, что мы движемся в русле тех парадигм, которые заданы основным трендом ООН, именно в той этиологии, которая сейчас господствует. Но эта идеология не вполне приемлема для России, для демографической ситуации, которая у нас есть. По разным причинам: идеологическим, религиозным и прочим.