Лондон искал золото «русской мафии». Не нашёл

Доклад, представленный 21.05.2018г. Парламенту Великобритании, посвящен борьбе с угрозой хранения и отмывания огромных финансовых и прочих активов из России. Традиционно считая британский Парламент одним из самых эффективных и здравомыслящих демократических институтов мира, а также, имея длительный опыт работы с британской финансовой системой в качестве корпоративного клиента, было трудно не отреагировать на доклад, содержащий столь мало фактов и много политизированных утверждений.

Доклад, сделанный на таком уровне в стране с самым независимым судом, где власти всегда осторожно относились к публичным обвинениям, удивил не только своей крайней политизированностью, но и безграмотностью в ключевых разделах. Большинство из разделов доклада – «Лондон и олигархи», «Сделать санкции более эффективными» и «Закрытие прачечной», — это декларация наличия в стране огромных и криминальных «русских денег», против которых, якобы, бессильны давно действующие механизмы контроля и расследований. Доказательства не приводятся, а предлагаемые меры не включают никаких юридически обоснованных шагов, которые позволили бы лучше бороться с криминальными деньгами вообще и с «русскими» — в частности (и не подрывать при этом пострадавший от «Брекзита», неэффективный и теряющий деньги и кадры британский банковский сектор).

Зная приверженность британцев идеям равенства перед законом и презумпции невиновности, удивительно, что содержательная часть доклада столь тенденциозна и бездоказательна (как сказал знакомый лондонский банкир: «..попробовали бы они так написать про исламские или китайские, или индусские деньги в Великобритании»).

Несколько соображений по основным разделам доклада:

(1) Доклад начинается с заявления, что, не смотря на «сильный ответ» британского Правительство на отравление Скрипаля, российский президент и его «союзники» продолжают вести в Великобритании «обычный бизнес», «пряча и отмывая активы» в Лондоне. Это, по мнению авторов, позволяет России размещать суверенный долг и финансировать политику, направленную против Великобритании и её союзников. Единственной организацией, упомянутой в этой связи, является «подсанкционный ВТБ», хотя о фактах «отмывания» им денег в Великобритании или где-либо ещё в докладе не сообщается (как и об официальных расследованиях, проводимых где-либо в отношении этого или иных российских банков). Поэтому, согласно докладу, необходимо проводить скоординированную политику Правительства против упомянутых негативных явлений, «соединяя дипломатические, военные и финансовые инструменты, которые Великобритания может использовать против российской агрессии» («The UK must set out a coherent and pro-active strategy on Russia, led by the Foreign and Commonwealth Office and coordinated across the whole of Government, that clearly links together the diplomatic, military and financial tools that the UK can use to counter Russian state aggression»).

Во 2-м разделе «Олигархи и Лондон» приводится основная фактическая и свидетельская база документа (приводится дословно для понимания уровня и языка изложения):

«Attempting to quantify the extent of the problem remains challenging, because it is difficult to establish for certain that individuals of concern obtained some or all their wealth through corrupt practices. According to the National Crime Agency, “many hundreds of billions of pounds of international criminal money is laundered through UK banks, including their subsidiaries, each year”. Vladimir Ashurkov of the Anti-Corruption Foundation told us that there have been some estimates of money coming from Russia to Britain over the last 20 years—100 billion is probably a good number. Most of that money is legitimate; I think only a fraction of that is the proceeds of corruption and crime

Получается, что сами британские власти пишут (выше), про «СОТНИ МИЛЛИАРДОВ ФУНТОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ КРИМИНАЛЬНЫХ ДЕНЕГ ОТМЫВАЕТСЯ ЧЕРЕЗ БРИТАНСКИЕ БАНКИ КАЖДЫЙ ГОД», а далее приглашенный Парламентом в качестве «русского эксперта» Владимир Ашурков (бывший менеджер высокого уровня одного крупного российского банка, а теперь – авторитетный оппозиционный борец с коррупцией, работающий из Лондона) пишет: «…оценочно сумма денег, пришедших из России в Британию за более, чем 20 лет – 100 миллиардов, возможно хорошая цифра. Большинство этих денег – законны. Я думаю, только часть этих денег была результатом коррупции и преступности.»

ТАКИМ ОБРАЗОМ: несколько «сотен миллиардов криминальных денег ежегодно» (данные National Crime Agency, UK) и, по мнению В.Ашуркова, около 100 млрд. долл. (не фунтов!) за более 20-ти лет — русских денег, то есть, получается – «русские» это не более 2 – 3% от всех упомянутых «международных криминальных денег». И из этих «русских» денег – большинство – ЗАКОННЫЕ по мнению В. Ашуркова. Других мнений содержащих приблизительные цифры, ссылки на суды и расследования или имена российских коррупционеров или иных преступников не приведено.

Есть также мнение Г. Каспарова – шахматиста, а потом офшорного инвестора в РФ, назвавшего в докладе всех олигархов «гангстерами». Правда, до сих пор никто из упомянутых в докладе специалистов не пытался доказать, что кто –либо из живущих в Лондоне российских «олигархов» (список которых подразумевается всем известным?) имеет криминальные деньги в британских или связанных с ними финансовых институтах. То есть, если кто-то так думает и в Парламенте с этим согласны представители власти, то почему они ранее не заявляли, что известные из рейтингов налогоплательщиков или Forbes крупнейшие британские собственники российских активов (вроде владельцев британских футбольных клубов, например) – «гангстеры» и что государство должно начинать официальные расследования их деятельности…?. Интересно также, почему никто не расследует работу сотен британских компаний и благотворительных фондов, принимающих у этих «гангстеров» миллиарды фунтов, начиная с 1990-х годов.

Прочие «свидетели», на чьи оценки ссылается доклад – работники британских СМИ и мало известные исследователи из США, не являющиеся признанными экспертами ни в устройстве банковской системы, ни в борьбе с организованной преступностью, ни в российской экономике и правовой системе. Простой анализ оценочных суждений и цифр, приводимых в докладе показывает, что доля «русских криминальных денег» в Великобритании крайне мала, причём – доказательств криминальности нет. Но, при этом, в доклад не включили известных примеров расследования экономических дел на сотни миллионов фунтов по живущим в Лондоне и обвинявшихся в хищениях денег из России лиц, вроде Пугачёва, Бородина, и прочих бывших владельцев крупных российских банков, многих из которых уже и британские суды признали обязанными компенсировать ущерб либо похищенное российскому государству и клиентам. Про них ничего не сказано, а других примеров нет ни в докладе, ни в цитируемых СМИ, хотя именно в этой сфере Россия много лет предпринимала усилия по поиску и возврату из Великобритании незаконно полученных доходов.

(2) Доклад не содержит НИЧЕГО про конкретные меры по борьбе с «отмыванием». Ничего не предлагается ни против «русских» (вряд ли можно принять закон специально против «русских,» к тому же у очень многих из них есть паспорта Британии, Израиля и др. стран), ни против вообще «криминальных/коррупционных денег». При этом, все специалисты знают, что в банках Британии (и ЕС) уже давно есть и исполняются все необходимые процедуры. Доказанных примеров явного нарушения (а также — наказания банков за это) в Британии давно не было. Речь не идёт ни о «сотнях миллиардов» фунтов, ни даже о их единицах.

(3) Возможно (и в этом уверены все, кто в теме), что «грязных денег» много в продаже иностранцам британской недвижимости (особенно – объектов от 25 млн. фунтов), но, доля россиян в этом рынке уже давно – в пределах 2 – 3%. Почему то нет расследований, никто не интересуется на какие деньги строятся тысячи дорогих квартир в проектах, принадлежащих выходцам из исламистских монархий или ЮВА. И, если говорить про российские источники денег в лондонской недвижимости — почему то никто до сих пор не арестовывал особняки людей, связанных с прошлым московским правительством, «семьей» предыдущего президента и т.п.

(4) Единственный конкретный пример возможно имевшего места использования британской финансовой системы для обхода санкций – размещение акций компании En+ в Лондоне в 2018г. (этими деньгами компания якобы погасила кредит Внешторгбанку). «Вина» компании ещё и в том, что она делает алюминий, который «может быть использован в военных целях»…. Также, в докладе указано, что свидетельством связи компании с российским ВПК является информация с сайта компании, что, в свою очередь, позволяет предположить использование алюминия в Сирии. (NO COMMENTS…)

(5) В разделе 3 доклада, озаглавленном «Закрытие прачечной» (Closing the “laundromat”) предлагается заставить страны и зависимые территории, используемые частным бизнесом для регистрации оффшорных компаний сделать реестры владельцев бизнесов публично доступными уже к 2020г. (*17.In its response to this report, the Government should set out its plans for assisting the governments of the Overseas Territories to establish publicly accessible beneficial ownership registers before 31 December 2020. We also call on the Government to provide the same level of assistance to the Crown Dependencies, and to encourage them to take steps to meet the same standard of transparency).

(6) Среди главных рекомендаций доклада, помимо указанных выше методов повышения «прозрачности» реестров собственности, наиболее конкретными являются призывы закрыть доступ российскому государству и компаниям к заимствованиям через британскую финансовую систему (в т.ч. – путём большей координации Великобритании с США и «союзниками»). Единственной конкретной намеченной «жертвой» в докладе указана компания О.Дерипаски EN+, в отношении размещения акций которой в Лондоне предлагается провести расследовании, для недопущения привлечения средств таким путём в будущем («We call on the Government to investigate the gaps in the sanctions regime that allowed a company such as En+ to float on the London Stock Exchange, and to work with the G7, whose markets dominate the financial world, and other international partners, to close those gaps as soon as possible.»)

Можно предположить, что истинными целями доклада, скорее всего были:
(а) Добиться большей степени правового и финансового контроля над оффшорными зонами – странами «Содружества» из числа бывших колоний и островов Джерси, Гернси.

(б) Отвлечь внимание британских СМИ от не слишком эффективных менеджеров в правительстве, не помогающих бизнесу в своей стране и разваливающих экономику «Брекзитом», неразумным завышением налогов на сделки с недвижимостью, чрезмерным бюрократизированием банковской сферы и вообще бизнес-среды.

(в) Создать новые возможности, чтобы отбирать через повышение налогов на активы деньги у британского и базирующегося в стране иностранного бизнеса вообще, а не только у «русских». Последние, как правило, уже не хранят в Британии деньги, происхождение которых им будет трудно доказать.

По сути, это свидетельствует об ускоряющейся трансформации британских консерваторов в социалистов «французского типа», способных только «отнимать и делить», а не развивать экономику страны через создание условий для легального бизнеса. Поэтому, прочтение доклада вызвало желание почитать не только историю инквизиции, но и вспомнить о результатах деятельности других социалистических правительств в Европе – особенно про то, как их действия способствовали развалу больших стран, включая Британскую империю и СССР. Правда, в случае сегодняшнего состояния Великобритании, серьезными мотивациями для проведения в жизнь подобных «социалистических» идей может быть желание самосохранения сложившейся бюрократической элиты, не способной найти своё место и работать с бизнесом в глобализирующемся мире, и разваливающей финансово-торговую британскую экономику. Удивительно только, как сильно упал уровень компетенции именно консерваторов, допустивших появление такого доклада.

Результатом этого конкретного действия Правительства и его сторонников в Парламенте скорее всего будет не нахождение «криминальных миллиардов» лиц из российской власти, а нервотрёпка и рост юридических расходов у живущих в Великобритании иностранцев. А затем — некоторый (не очень большой) отток иностранных инвестиционных денег из сектора недвижимости и дальнейшее сокращение банковского сектора Лондона, особенно — в части, обслуживающей крупных иностранных клиентов с emerging markets.