Пенсионная реформа и финансовая система России

Позиционный документ Столыпинского клуба
23.10.2018

Пенсионная реформа не решает накопившихся тяжёлых проблем в организации социального обеспечения в России, в то же время без необходимости обостряет напряжённость в обществе. Большая часть аргументов в пользу реформы основана на неверной информации или манипулировании информацией. Так, например, дефицит ПФР на обязательное пенсионное страхование в 2018 году составил примерно 1 процент ВВП и, как заявлял Президент В.В. Путин, в ближайшие годы не прогнозировалось никаких кризисных явлений в уже сложившейся пенсионной системе. Доля пенсионных выплат в ВВП России намного ниже, чем в большинстве стран Европы – всего 6 процентов по сравнению с 11-12 процентами во Франции и Германии. Более того, доля пенсий не только не растёт, но и снижается. В 1990 году этот показатель составил 7 процентов ВВП. Дефицит пенсионной системы имеет искусственный характер и образуется за счёт финансирования через ПФР программ, не связанных со страховой пенсионной системой. 40 процентов дефицита ПФР составляют не обеспеченные финансовыми источниками выплаты досрочных и льготных пенсий.

Пенсионные системы в других странах отличаются своей стабильностью и существуют десятилетиями без значительных изменений. В России прошло уже несколько фаз пенсионных реформ, но основные проблемы не решаются, а только замораживаются и накапливаются. Сохранились сотни отдельных пенсионных программ и категорий. Пенсионная реформа не касается отраслевых пенсионных систем – в первую очередь, военных пенсионеров, пенсионеров силовых ведомств и многочисленных отраслевых льготников. В нынешней ситуации российская пенсионная система не выполняет главных требований международных стандартов в этой области, прежде всего, она не универсальна. Льготные пенсии работникам образования и здравоохранения представляют собой скрытые надбавки за выслугу лет, фактически выплачиваемые за счёт Пенсионного фонда.

Через Пенсионный фонд финансируются программы, не связанные со страховой пенсионной системой, такие как программа материнского капитала. Создаётся впечатление о росте бюджетных трансфертов в пользу Пенсионного фонда, а на самом деле правительство покрывает свои обязательства – расходы по валоризации пенсионной системы, доставшиеся в наследство от предыдущих реформ, и программы материнского капитала через пенсионную систему. Льготные категории отраслевых пенсионеров забирают ресурсы из общей страховой пенсионной системы и освобождают корпоративных собственников от адекватной оплаты труда своих сотрудников. Фактически, пенсионная система субсидирует такие отрасли, как нефтегазо- и угледобыча, металлургия и другие опасные для здоровья производства. Оплата государством льготных пенсий в этих отраслях представляет собой предоставление им прямых дотаций за счёт остальной экономики. Приватизация прибылей сопровождается национализацией издержек в крупных масштабах. Численность получателей пенсий, назначенных досрочно, составляет треть от общего числа пенсионеров, 10 процентов всех расходов Пенсионного фонда составляют выплаты досрочникам, не достигшим пенсионного возраста.

Требует расследования недолгая бурная история накопительной пенсионной системы. Порядка 4 триллионов рублей пенсионных накоплений исчезли в недрах банковской системы.

Нынешняя система дестимулирует работающих пенсионеров и загоняет многих из них в сферу теневой экономики. Тем самым усугубляется проблема бедности пожилых людей и ухудшается ситуация с занятостью в стране. Российская финансовая бюрократия оказалась не готовой к жизни в условиях социальной рыночной экономики. Самозанятые и частный бизнес дестимулируются. Их даже не учитывают или недоучитывают при определении доходной базы пенсионной системы. МЭР в свои прогнозах сравнивает численность пенсионеров только с численностью наёмных работников, откуда возникает обманчивое впечателение о демографической проблеме в пенсионном обеспечении. На самом деле проблема в неспособности правительства не только стимулировать население к созданию пенсионных накоплений, но и к адекватному учёту возможных их источников. Нужно отметить негативное влияние вступления в силу Федерального закона от 29.12.2015 года № 385-ФЗ «О приостановлении действия отдельных положений законодательных актов Российской Федерации, внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и особенностях увеличения страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии и социальных пенсий», предусматривающих неиндексацию пенсий работающим пенсионерам. Результатом стало снижение количества работающих пенсионеров более чем на треть – с 15 250 тыс. в 2016-м до 9 880 тыс. в 2017 году или на 5 млн. 400 человек. Кроме того, в 2017-м году были резко увеличены единоразовые выплаты пенсий, что подняло среднюю пенсию почти на 40 процентов. То есть, было искусственно вызвано скачкообразное ухудшение финансовых показателей пенсионной системы перед проталкиванием закона о пенсионной реформе.

Пенсионная реформа в её нынешней редакции только усугубляет ситуацию в социальной сфере и вызывает острую необходимость в новой реформе, которая упростит систему пенсионного обеспечения, сделает её прозрачной для общества, устранит возможность получения отраслевых преимуществ, искажающих как принципы социальной справедливости, так и объективную картину производственных издержек.

Увеличение пенсионного возраста даёт негативный макроэкономический эффект, так как убирает с рынка платёжеспособный спрос. Мнимая экономия на пенсиях приведёт к торможению российской экономики, а не к её ускорению. В первую очередь, наносится удар по импортозамещению – производству продуктов питания, сфере услуг и ЖКХ, так как эти деньги расходуются не на закупки валюты или пополнение накопительных счетов, а прямо используются для поддержания уровня жизни за счёт большего спроса на продукты первой необходимости.

Таким образом, подготовленная ЦСР реформа пенсионной системы оказала крайне негативное влияние на социально-политический климат в стране и не решила накопившихся проблем. Уже сейчас нужно начинать готовить новую пенсионную реформу. Реформа должна сделать нашу пенсионную систему справедливой, понятной, свободной от несвойственных ей функций.

Представляется, что бремя накопления средств на льготные пенсии отдельным категориям работников должны нести те, кто получает выгоды от труда своих работников. Поэтому работодатели в нефтегазовой, угольной и некоторых других отраслях должны платить повышенные взносы в Пенсионный фонд с тем, чтобы накопления на льготные пенсии покрывались взносами соответствующих отраслей и работодателей.

Целесообразно постепенно перейти на уплату страховых взносов самими работниками с одновременным пропорциональным повышением заработной платы. Это резко снизит зарплатные схемы, связанные с уклонением от уплаты взносов. Кроме того, работники увидят свои реальные зарплаты, которые существенно выше выплачиваемых на руки.

Ряду категорий работников, уходящих на льготную пенсию в 40-50 лет (военнослужащие, работники северных и опасных производств), следует предлагать альтернативные варианты активной трудовой деятельности путём переобучения, предоставления льготных кредитов и субсидий для начала предпринимательской деятельности в сфере обслуживания, сельского хозяйства и т.д.

Значительный эффект для государства и населения даст цифровизация деятельности по учёту пенсионного стажа, взносов, отчислений, выплат и т.д., что снизит издержки и облегчит оформление пенсий для граждан.