Крымский прецедент и судьба постсоветского пространства

СТОЛЫПИНСКИЙ КЛУБ В ПРЕСС-ЦЕНТРЕ ТАСС

Сергей Марков: Столыпинский клуб — один из основных интеллектуальных центров в стране… Нурсултан Назарбаев — займет, возможно, то же место в истории, которое занимает Джордж Вашингтон… Беларусь — нельзя посылать туда переговорщиков, являющихся идеологическими противниками белорусского руководства… Никто из украинских кандидатов в президенты не выступает против внешнего управления, никто не собирается расследовать преступления нынешнего режима.

Евгений Тарло: мы и белорусы — в едином союзном государстве. Если мы хотим сближения, нужно объединять финансовые системы, информационное пространство, нужно сближение элит, нужны единые органы управления, нужна интеграция политическая.

Владимир Томсинов: воссоединение Крыма с Россией уникально. Какое международное право Россия нарушила? Право не выражается только в правовых актах — право должно быть применено к конкретной ситуации, а каждая ситуация уникальна. Все народы имеют право на самоопределение, но это право трудно применить. Нет однозначного определения — что такое народ и что такое его само-. При этом признается территориальная целостность и не определено, что делать, когда осуществление права на самоопределение в данных границах невозможно… Отделение Крыма от Украины — продолжение распада Советского Союза и советской проблемы произвольного и хаотичного распределения территорий и народов. Если признается правопреемство современной Украины от Украинской народной республики 1918 года, то и границы тогда были совсем другие. Сам выход Украины из Советского Союза был незаконным. Крым, де факто, вышел из незаконного государства.

Олег Ногинский: после 1990 года система международного права развалилась. Сейчас невозможно ничего трактовать с точки зрения законности. А кто судья, где инструмент принуждения? Международные СМИ и всё информационное пространство контролируют Соединенные Штаты.

Иван Стариков: присоединение Крыма лишило Россию 20 лет спокойной жизни. Сильная внешняя политика при слабой экономике невозможна.

Ростислав Ищенко: международного права никогда и не существовало. Стратегического решения мировой державы достаточно. Международное право — это право сильного. В момент слабости Россия признала Севастополь украинским, хотя он и не входил в состав Украины. Крым имеет стратегическое значение. Даже ельцинское правительство сохранило базу в Севастополе.

Евгений Тарло: Крым есть и будет Россией. Потеря Крыма грозит потерей российской государственности. А санкции были всегда — даже когда Россия стояла на коленях, был закон Джексона-Вэника и в день его отмены приняли закон Магницкого… Россия защитила право крымского населения на самоопределение.